Спортивный допинг в вопросах и ответах

Оглавление

Спортивный допинг в вопросах и ответах

Источник: Российская служба BBC

Оглавление

Допинг и борьба с ним

Григорий Родченков

Тема допингового контроля в спорте воистину необъятная, окруженная нимбом легенд и слухов. Борьба с допингом не прекращается ни на Спортивный допинг в вопросах и ответах минутку. Жизнь многих спортсменов – это не только лишь неизменные сборы, тренировки и соревнования. Это к тому же неизменный ужас. Ужас попасться самому. Ужас, что кто-то может подсыпать в еду либо питье. Ужас перед конкурентами – кажется, что все вокруг что-то такое употребляют. Тем временем ряды жертв пополняются именами Спортивный допинг в вопросах и ответах величавых атлетов: Дитер Бауманн, Линфорд Кристи, Мерлин Отти – это только вершина перечня за 1999 год. И они все вдруг как один попались на нандролоне, стероиде, как это может показаться на 1-ый взор, из дальнего прошедшего. Как такое могло случиться с такими опытнейшими и пользующимися популярностью спортсменами?

На данный момент Спортивный допинг в вопросах и ответах все подводят спортивные итоги уходящего столетия, выбирают наилучших спортсменов и тренеров. То же самое можно сделать и в антидопинговом контроле. Самая величавая жертва допингконтроля – это, естественно, канадец Бен Джонсон. Через пару дней после собственного олимпийского триумфа в Сеуле в 1988 году – победа в беге на 100 м с мировым рекордом – он был низвергнут Спортивный допинг в вопросах и ответах. В его пробе был найден анаболический стероид станозолол, и последовала дисквалификация на четыре года. И все равно, возвратившись в большой спорт, – он опять попался, сейчас на тестостероне, и был дисквалифицирован на всю жизнь. Самую злосчастную спортсменку избрать сложнее – здесь или Катрин Краббе (о ней отдельный рассказ) с кленбутеролом, или наша Спортивный допинг в вопросах и ответах лыжница Любовь Егорова с бромантаном. Эта величавая троица венчает целую пирамиду спортсменов, чьи результаты оказались положительными после лабораторных анализов.

Самая величавая лаборатория – это лаборатория кельнского Института биохимии спорта, основанная доктором Манфредом Донике сначала 70-х годов. Конкретно там были разработаны все главные методики, применяемые сейчас в мире в более чем Спортивный допинг в вопросах и ответах в 20 5 аккредитованных лабораториях. Эти лаборатории выполнили за 1998 год 105 тыщ анализов на допинг, из которых 1926 оказались положительными.

А вот избрать самый-самый (именовать "наилучшим" язык не поворачивается) допинговый продукт века тяжело. Мне кажется, это один из 3-х анаболических стероидов: станозолол (он же стромба либо винстрол), тестостерон и нандролон (нортестостерон, он Спортивный допинг в вопросах и ответах же ретаболил и дека-дураболил). Любой из их точно заслуживает отдельного рассказа. Вообщем сложность определения и, как следует, борьбы с употреблением анаболических стероидов в спорте, состоит в том, что эти препараты, во-1-х, преобразуются в организме в 5, 10 и поболее товаров биотрансформации и выведения, именуемых метаболитами, и, во-2-х Спортивный допинг в вопросах и ответах, употребляются в большей степени в предварительный период, за длительное время до главных стартов, так что при соревновательном контроле фактически никаких метаболитов уже не остается.

Хронологически следует начать с нандролона. Конкретно на нем оттачивались орудия для антидопинговой борьбы. И все равно одно поколение спортсменов за другим тянулось к нандролону Спортивный допинг в вопросах и ответах с неистребимым упорством, как будто к некоему первоисточнику. И ведь черпало в нем много, как видно из биографий и результатов Бауманна, Кристи, Отти и многих других.

Нандронол (ретаболил)

Анаболический стероид нандролон был синтезирован в 1950 году и представляет собой 19-нортестостерон. Приставка 19-нор – значит, что в молекуле тестостерона отсутствует метильная группа в Спортивный допинг в вопросах и ответах 19-м положении. Все анаболические андрогенные стероиды по собственной структуре являются производными тестостерона, мужского полового гормона. Но анаболики, в отличие от него, дают существенно больший анаболический эффект (наращивание мышечной массы) и наименьший – вирилизующий (огрубение голоса и оволосение по мужскому типу у дам). Нандролон является традиционным стероидом. Как проявили Спортивный допинг в вопросах и ответах многие исследования, нандролон обладает самым длительным воздействием на клеточные сенсоры, ответственные за анаболические процессы. Это обусловило фуррор нандролона. В форме деканоата (эфира декановой кислоты) он выпускался в Венгрии под заглавием ретаболил, на Западе и США – под заглавием дека-дураболил. Одна ампула ретаболила содержит 50 мг продукта. Эффект после инъекции длится две Спортивный допинг в вопросах и ответах недели. В медицинской практике ретаболил используется при лечении дистрофии, при восстановлении после травм, операций, инфарктов. У дам подымается уровень гемоглобина в крови, понижается утрата кальция из костной ткани. Артисты балета и цирка, звезды кино и театра – тоже временами проводят курсы инъекций. До сего времени противники современной концепции антидопинговой борьбы, проводимой Интернациональным Спортивный допинг в вопросах и ответах Олимпийским комитетом (МОК), приводят нандролон и диапазон его положительного воздействия на нездоровых в качестве аргумента за контролируемое применение этого высокоэффективного и относительно малотоксичного продукта. По их словам, нандролон просто оклеветали, а позже воспретили, в итоге чего спортсмены стали обязаны употреблять другие анаболики, или практически неизученные, или Спортивный допинг в вопросах и ответах непонятного происхождения. Как "сухой закон": воспретили водку – стали пить всякую мерзость.

В спорте нандролон совместно с тестостероном и метандростенолоном расслабленно царил в 60-е и 70-е годы, пока в антидопинговых лабораториях не появились надежные и обыкновенные в управлении хромато-масс-спектрометры, адаптированные для серийных анализов. Стало вероятным не только лишь определять следовые количества Спортивный допинг в вопросах и ответах нелегального продукта по времени удерживания, да и достоверно подтверждать структуру его метаболитов на основании масс-спектра. Сейчас после внедрения анаболических стероидов, в особенности инъекционных форм, спортсмен мог попасться в течение месяца либо даже более. Эта была революция. Ранее употреблялся способ радиоиммунологии, который, как выяснилось позже, давал как ложноотрицательные Спортивный допинг в вопросах и ответах, так и ложноположительные результаты. Конкретно на иммунные способы полагались большая часть профессионалов в те годы. И вот в 1978 году, на чемпионате Европы в Праге сходу 5 известнейших легкоатлетов из СССР и Болгарии попались на ретаболиле! Это был шок. Избежать скандала тогда удалось за счет казуистики – типо пробы были плохо Спортивный допинг в вопросах и ответах закрыты и не так хранились, – словом, эта какая-то провокация.

Этот случай принудил все лаборатории срочно закупать хромато-масс-спектрометры американской компании "Хьюлетт-Паккард". В СССР как раз успели закупить эти приборы до начала афганской войны, из-за которой на продажу такового сверхтехнологичного оборудования Конгресс США сходу ввел серьезный запрет Спортивный допинг в вопросах и ответах. Приближалась Столичная олимпиада 1980 года. В разгаре было политическое противоборство 2-ух систем, и спортивные победы расценивались как подтверждения преимуществ одной системы над другой. Опасаясь попасться на масляных инъекциях нандролона, спортсмены переключались на новые действенные анаболики. Но такового осязаемого эффекта, как при применении нандролона, достигнуть было тяжело. Потому была основательно Спортивный допинг в вопросах и ответах разработана схема предсезонной подготовки: с ноября по декабрь на инъекциях ретаболила, далее на пилюлях. Зимний сезон пропускался. Именовалось это "готовиться дома к ответственным стартам". Доктор Манфред Донике (Кельн, Германия), в то время секретарь Подкомиссии по допингу и член Мед комиссии МОК, еще тогда выступал за проведение неожиданных тестов Спортивный допинг в вопросах и ответах в предварительный период, но "металлический занавес" сначала 80-х был непроницаем, а ловить только собственных было как-то не с руки.

После долголетних закрытых обсуждений ограничились принятием на сессии Мед комиссии МОК в Москве в 1987 году "Этического кода лаборатории", запрещавшего под опасностью утраты аккредитации (это разрешение на проведения антидопингового контроля на международном и Спортивный допинг в вопросах и ответах государственном уровне) проводить опыты по выведению анаболиков либо принимать любые пробы со стороны с условием неразглашения результатов анализов. Как это проверить либо за этим уследить?

Короче, в восьмидесятые годы на нандролоне попадались в большей степени спортсмены из бедных государств либо просто "чайники". Ну и пробы на Спортивный допинг в вопросах и ответах допинг отбирали у спортсменов только во время олимпийских игр, государственных чемпионатов либо больших соревнований. Хотя практически все высокопоставленные функционеры ИААФ и МОК понимали, что плохой результат анализа после соревнований свидетельствует только о том, что спортсмены заранее закончили прием нелегальных допинговых препаратов. Но на фоне фуррора первого чемпионата мира по легкой атлетике Спортивный допинг в вопросах и ответах в Хельсинки в 1983 году, возникновения богатых спонсоров и предстоящей коммерциализации мирового спорта открыто признавать существование таковой препядствия никому не хотелось. Более того, в критичный момент делалось все, чтоб скрыть правду и приукрасить реальность. Правду мы не знаем до сего времени: по косвенным данным, во время чемпионата в Хельсинки было Спортивный допинг в вопросах и ответах 38 положительных проб, при этом 17 из их принадлежали кому?.. – нет, не угадали, – легкоатлетам США. Звездопад мог быть непередаваемым, но сейчас покойный Примо Небиоло, президент ИААФ, положивший много сил на компанию первого в истории мирового чемпионата, – торжественно и тихо объявил, что положительных проб нет. Из жертв нандролона 80-х годов я Спортивный допинг в вопросах и ответах бы отметил двоих. На Олимпиаде в Лос-Анджелесе в 1984 году попался Марти Вайнио, фаворит Европы-78 в беге на 10 000 м (27.30,99!). Вайнио, любимчик Финляндии, был вторым в беге на 10 000 м, вышел на старт бега на 5000 м, уже разминался и его сняли прямо перед выстрелом стартера: нандролон! Было проведено официальное расследование. Оказалось, что скорее Спортивный допинг в вопросах и ответах всего нандролон попал в итоге переливания своей крови (аутогемотрансфузии, нелегальной, но никак не определяемой процедуры) за некоторое количество дней перед стартом. А кровь у него была взята в тренировочной период, когда Вайнио "посиживал" на нандролоне... Более того, стало понятно, что за несколько месяцев до Лос-Анджелеса устроители Спортивный допинг в вопросах и ответах Роттердамского марафона просто скрыли факт его положительной пробы, тот же нандролон. Заметим, что после чего расследования, видимо, были приняты какие-то меры – и финских бегунов на длинноватые дистанции с той поры мы уже не лицезреем. Сам Вайнио, правда, возвратился после 18-месячной дисквалификации, бегал опять и уже ветераном установил Спортивный допинг в вопросах и ответах мировые рекорды для сорокалетних: 8.05,08 в беге на 3000 м и 28.30,88 на 10 000 м – не побитые до настоящего времени. Титан!

И очередной титан пал жертвой нандролона в 80-е годы – это Батч Рейнольдс, создатель необыкновенного рекорда в беге на 400 м – 43.29, превышенного только Майклом Джонсоном на последнем чемпионате мира в Севилье в 1999 году. У Рейнольдса в Спортивный допинг в вопросах и ответах пробе был точный нандролон – но во время контрольного анализа в лаборатории Парижа в присутствии южноамериканского профессионала из олимпийской лаборатории Лос-Анджелеса был нарушен протокол примерной лабораторной практики. Итог подтвердили, но не провели детализированного сопоставления с другой, заранее положительной, пробой, именуемой "лабораторный контроль", – из-за боязни перекрестного загрязнения. На основания рапорта Спортивный допинг в вопросах и ответах собственного профессионала южноамериканская федерация посчитала результаты повторного анализа недостающими и оправдала Рейнольдса, но мед комиссии ИААФ, исследовав результаты, дисквалифицировала его на два года. Рейнольдс все эти два года судился с ИААФ, потом пробовал возвратиться в большой спорт – да и то, и другое оказалось безуспешным.

Своим чередом шли исследования – оказалось Спортивный допинг в вопросах и ответах, что метаболиты нандролона могут быть обнаружены у дам при приеме неких контрацептивов, также в исходный период беременности. Все спортсменки сходу стали декларировать прием контрацептивов при заполнении документов во время сдачи анализов на допинг. Но позже исследования проявили, что соотношения (относительные количества) метаболитов другие, и все встало на свои Спортивный допинг в вопросах и ответах места.

Конец 80-х и начало 90-х годов принесли много конфигураций. Упал блок соцстран, "металлический занавес" пропал. Вопрос о проведении тестирования на анаболические стероиды в предварительный период был поставлен ребром. Было решено начать со штангистов, потому что приемущество спортсменов из СССР и Болгарии раздражало весь остальной мир. А Спортивный допинг в вопросах и ответах после скандала с Беном Джонсоном в 1988 году в Сеуле ряд больших интернациональных федераций, в том числе ИААФ, объявили о программке внесоревновательного контроля на допинг. И в 1989 году начались неожиданные проверки в предварительный период. Фаворит Сеульской олимпиады в беге на 5000 м Джон Нгуги (Кения), оставивший вторым в том забеге Дитера Спортивный допинг в вопросах и ответах Бауманна, – удрал куда-то в горы, когда инспекция с проверкой приехала к нему в тренировочный лагерь. И получил дисквалификацию – этот "побег" ему перезачли как отказ от сдачи пробы, что равносильно хорошему результату. Сборная Австрии, спринтеры, всей эстафетной командой попались на станозололе. Тем временем главный "станозололыцик", канадец Бен Джонсон, слезно каялся и давал Спортивный допинг в вопросах и ответах показания специальной правительственной комиссии. Президент МОК Хуан-Антонио Самаранч объявил, что допингу нанесен решительный удар, и скоро эта неувязка будет совсем решена.

Итак, в конце 80-х ситуация конструктивно поменялась. Эра масляных инъекций отошла в прошедшее. Ретаболил в СССР, к примеру, ушел из спорта высших достижений, оставшись Спортивный допинг в вопросах и ответах в любимчиках только у "качков", бандитов и заводчиков больших и сильных собак. В Америке ему остались верны так именуемые recreational athletes – большая прослойка спортсменов, кто себе активно занимается спортом, но спорт не является источником их дохода.

Но в последние годы нандролон появился в новых формах – в виде так именуемых "прогормонов" – их Спортивный допинг в вопросах и ответах считают в США "пищевыми добавками" и продают без рецепта, вариантов их просто несть числа, а рост объема продаж в 1999 году по сопоставлению с 1998 годом составил по разным оценкам от 500 до 1000 процентов. И эта 2-ая волна нандролона захлестнула в собственный водоворот многих.

Посыпались звезды первой величины. Взять Дитера Бауманна, наилучшего евро Спортивный допинг в вопросах и ответах бегуна на 5000 м последнего десятилетия. Олимпийский фаворит Барселоны и призер Сеула, неоднократный фаворит Европы, рекордсмен Европы – 12.54.70. Бауманн стартовал изредка, кропотливо готовясь к важным соревнованиям. Тоже был любимчиком всей Германии. Выступал против допинга. И вдруг таковой скандал – две попорядку положительные пробы, в октябре и ноябре 1999 года, – при этом концентрация основного Спортивный допинг в вопросах и ответах метаболита была 20 нг/мл. Это в 10 раз превосходит нижний допустимый предел концентрации, так что ошибка вполне исключена. Бауманн пробовал оправдаться: типо кто-то просочился к нему в дом и ввел нандролон в тюбик с зубной пастой. Вправду, сотрудники кельнской лаборатории для опыта почистили зубы этой пастой – естественно, отыскали Спортивный допинг в вопросах и ответах позже в моче метаболиты нандролона. Жалко, что поначалу никто не попробовал тихо прокрасться к Бауманну в дом – этот опыт точно бы не удался. Позиция ИААФ однозначна: все ссылки спортсменов на то, что ему либо ей подсыпали, подбросили либо подлили, числятся несостоятельными. Обе повторные (контрольные) пробы Бауманна подтверждаются в 2-ух различных Спортивный допинг в вопросах и ответах лабораториях – и его дисквалифицируют на два года.

Здесь нужно отметить, что совершенно по-другому поступил Линфорд Кристи, очередной фаворит Барселонской олимпиады, составивший нандролонную компанию Бауманну в 1999 году Он объявил, что не будет оправдываться. Оправдаться было бы очень тяжело: нандролон у него был найден не кое-где там в Спортивный допинг в вопросах и ответах Париже, а во все той же Кельнской лаборатории, и концентрация метаболитов составляла практически 200 нг в миллилитре (!). Так нередко зубы не чистят. И вообщем, когда Кристи, по собственному обыкновению, после еще одного победного финиша освобождался по пояс из собственного комбинезона и показывал фантастическую по красе мускулатуру – то мне все было ясно Спортивный допинг в вопросах и ответах: такового быть не может! Этого нельзя будет оправдать. Так оно в конечном итоге и оказалось.

Чувствительность современных способов допингконтроля с внедрением хромато-масс-спектрометров высочайшего разрешения находится на уровне сотых толикой нанограмма. Эта неописуемая глубина анализа в прямом и переносном смысле. Свежие исследования популяций здоровых парней и дам проявили Спортивный допинг в вопросах и ответах, что время от времени можно найти следы нандролона на уровне 0,25–0,60 нг/мл. При беременности уровень увеличивается – означает, у дам все-же происходит его образование естественным методом. Как такое может получаться – нет разъяснения. Потому во избежание ошибки и наказания невиновных нижний предел обнаружения при положительном (в смысле Спортивный допинг в вопросах и ответах внедрения допинга) итоге анализа был установлен на уровне концентрации 2 нг/мл у парней и 5 нг/мл у дам, а что ниже этого уровня – не считается положительным результатом. Этим сходу пользовалась федерация легкой атлетики Англии – и фаворит Европы-98 в беге на 200 м Дуг Уокер, кумир шотландской молодежи, у которого были найдены следовые количества Спортивный допинг в вопросах и ответах на уровне нижнего предела концентрации, – был оправдан. Еще пока его мускулатуре вправду далековато до уровня Кристи.

И, в конце концов, Мерлин Отти, кросотка и ветеран легкой атлетики – она была призером в беге на 200 м еще во время Столичной олимпиады в 1980 году – в июле была отстранена от Спортивный допинг в вопросах и ответах соревнований после положительной пробы на нандролон. Но государственная федерация легкой атлетики Ямайки не отважилась ее дисквалифицировать, и в ноября Отти была признана невиновной. Она здесь же объявила, что будет готовиться к зимнему сезону-2000. В Германии, в Карлсруэ, ее к старту не допустили, а в Испании, в Валенсии, она с блеском выиграла Спортивный допинг в вопросах и ответах бег на 60 м – 7,14 с. ИААФ выразила собственный протест федерациям легкой атлетики Испании и Ямайки – такового афронта в Европе никто не ждал. Продолжение, видимо, следует.

Все-же мне кажется, что нандролон – это "самый допинговый" продукт XX века. В последующем номере мы поведаем о тестостероне – это очередной номинант на звание самого Спортивный допинг в вопросах и ответах-самого...

Тестостерон

Тестостерон занимает особенное место посреди анаболических стероидов. Это синтетический аналог важного природного стероида, мужского полового гормона, имеющий точно такую же структуру, которая была определена еще в 1935 Году. Опыты с тестостероном проводились в 40-е и 50-е годы, и есть основания считать, что многие рекорды тех времен пали не без Спортивный допинг в вопросах и ответах его роли. Действие тестостерона отлично исследовано. Он дает выраженный анаболический эффект, другими словами повышение мышечной массы, и повлияет на нервную систему, снимая чувство вялости и поднимая общий тонус и настрой, "боевой дух". Это можно ощутить уже после нескольких инъекций, содержащих, обычно, 50 миллиграммов тестостерона в виде эфира органической кислоты, к Спортивный допинг в вопросах и ответах примеру, пропионовой. Есть инъекции с очень большой дозой – до 250 мг. В последние годы появились разные таблетированные формы тестостерона с дозами от 20 до 50 мг. Пожалуй, это единственный стероид, употребляемый намедни старта. Побочные эффекты от длительного внедрения тестостерона тоже отлично известны – он планомерно подавляет выработку собственного, эндогенного, тестостерона у Спортивный допинг в вопросах и ответах парней. У дам приметно грубеет глас и вырастают волосы на лице...

Тестостерон – таковой, на 1-ый взор, обычный продукт – был и остается одной из самых сложных заморочек в современном антидопинговом контроле. Неувязка надежного определения тестостерона как допинга стояла всегда, и до конца никак и не решалась, так что без рассмотрения научных Спортивный допинг в вопросах и ответах качеств этой трудности нам не обойтись. Природный тестостерон циркулирует в крови, активно метаболизирует, превращаясь в так именуемые 17-кето-метаболиты, сначала андростерон и его производные. Эти метаболиты выводятся с мочой, которую и отбирают для анализа на допинг. Самого тестостерона в ней сильно мало. Допинговый, другими словами приобретенный снаружи, тестостерон также Спортивный допинг в вопросах и ответах вовлекается в насыщенный метаболизм, все перемалывающий и перемешивающий, и через недолговременное время вроде бы исчезает.

Как здесь обосновать факт внедрения допинга? Ведь если регистрируются пики метаболитов нандролона либо станозолола – это допинг, положительная проба, этих пиков быть не должно вообщем. А вот появился пик тестостерона – каким образом тут отличить тестостерон Спортивный допинг в вопросах и ответах собственный, эндогенный, от наружного, экзогенного, другими словами допингового? Ответа длительно не было, так что до 1984 года тестостерон как допинг никак не определялся. Хотя и было понятно, что после введения тестостерона его концентрация возрастает, позже плавненько понижается, но эта динамика видна при лабораторном опыте.

При допинговом контроле имеется всего одна проба с Спортивный допинг в вопросах и ответах данной концентрацией. Измерение этой одной концентрации ничего не дает, потому что естественный тестостерон находится в моче парней и дам в достаточно широком спектре концентраций – от 10 до 100 и поболее нанограмм на миллилитр.

Первым стал определять тестостерон доктор Манфред Донике, основоположник и директор Института биохимии спорта – так он сам называл свою Спортивный допинг в вопросах и ответах всемирно известную Антидопинговую лабораторию в Кельне. Он синтезировал реагент века – MSTFA, который превращал молекулы тестостерона, анаболических стероидов и их метаболитов в комфортные для анализа соединения. Потом Донике принял принципиальное и смелое решение – определять не концентрацию тестостерона, а отношение концентраций тестостерона (Т) и эпитестостерона (Е), его природного изомера Спортивный допинг в вопросах и ответах, роль которого и происхождение в то время были совсем неопознаны. Введение тестостерона резко изменяла отношение Т к Е. За норму дела Т/Е была взята единица. Хотя разброс значений Т/Е был тоже велик – от 0,1 до 3,5 и даже выше, все же при Т/Е > 6 можно было утверждать, что это проба Спортивный допинг в вопросах и ответах положительная. Чтоб набрать статистику для такового утверждения, были проделаны тыщи анализов.

Каким-то неописуемым образом Донике удалось увезти в Кельн все пробы "Б" (невскрытые контрольные пробы с мочой) с Столичной олимпиады-80. По тем временам эта была уникальная коллекция биопроб от элитных спортсменов, представляющих различные виды спорта. На ее базе было Спортивный допинг в вопросах и ответах проведено сопоставление рассредотачивания отношений Т/Е у популяции атлетов и обыденных людей, и детально отработана процедура анализа. В конечном итоге Манфред Донике, в то время Секретарь допинговой подкомиссии МОК, вводит, со характерной ему решимостью, эту функцию определения тестостерона на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе в 1984 году, невзирая на Спортивный допинг в вопросах и ответах сопротивление ряда ведущих профессионалов, включая Дона Кетлина, директора Лос-Анджелесской Олимпийской лаборатории и основного оппонента Донике по дилемме определения тестостерона на всем протяжении их 10-летней совместной работы в МОК.

Главным аргументом оппонентов были ложноотрицательные результаты, получаемые при таковой процедуре. Другими словами можно было использовать тестостерон в довольно Спортивный допинг в вопросах и ответах действенных дозах даже намедни старта, и при всем этом оставаться в границах допустимого значения Т/Е. Это давало преимущество атлетам, у каких от природы была высочайшая концентрация эпитестостерона и, соответственно, низкое отношение Т/Е, на уровне 0,1–0,5. Такие значения свойственны для представителей азиатских государств. Даже несколько инъекций тестостерона не позволяли им Спортивный допинг в вопросах и ответах достигнуть значения Т/Е равного 6! Но по драматичности судьбы первой жертвой новейшей процедуры стал японский волейболист. Он был первым (и последним) на той грустной памяти Олимпиаде в Лос-Анджелесе, где из-за бойкота наши спортсмены не участвовали. Другие положительные пробы так и остались потаенной века – из гостиничного номера, где пребывал Царевич Спортивный допинг в вопросах и ответах Александр де Мерод, глава Мед комиссии МОК, были украдены все документы и протоколы отбора проб, результаты анализов которых были положительными.

Позже появились 1-ые ложноположительные результаты, что было просто неприемлемо. В Норвегии, а позже в Австралии были обнаружены индивиды, у каких отношение Т/Е размеренно было в районе 7. За Спортивный допинг в вопросах и ответах ними следили довольно длительно – отношение оставалось постоянным. Следующие исследования в Швеции проявили, что возможность такового явления довольно высока – один случай из 2000–3000. Другими словами средняя антидопинговая лаборатория могла в год давать один либо два ложноположительных результата. Отметим, что в СССР тоже было как минимум двое таких уникумов с высочайшим природным Т Спортивный допинг в вопросах и ответах/Е – один профессиональный (далековато за 8 м) прыгун в длину, другой фехтовальщик. Они были совсем несправедливо "закопаны" в конце 80-х годов.

Было решено отодвинуть границу положительных отношений Т/Е до 9, а тех, у кого было найдено отношение от 6 до 9, – следить, другими словами повторно и в один момент отбирать пробы. Как Спортивный допинг в вопросах и ответах отношение поменялось на несколько единиц в ту либо другую сторону – проба положительная. Искусственно удержать отношение в принципе можно, принимая тестостерон с эпитестостероном в отношении 30:1 (тестостерон активно метаболизирует, и только маленькая его часть выходит в неизмененном виде). Но при всем этом резко меняется концентрация самого эпитестостерона и ее отношение Спортивный допинг в вопросах и ответах к концентрациям других природных стероидов. Так что выбор эпитестостерона как внутреннего био эталона, изготовленный Донике, был просто пророческим, его не оспаривали даже самые гневные противники способа. Но в целом процедура оставляла место для вопросов и споров.

Нужен был некий дополнительный способ, чтоб быть уверенным при доказательстве хорошего результата на Спортивный допинг в вопросах и ответах тестостерон. Финские ученые еще в 70-е годы, следя бодибилдеров, повсевременно употреблявших анаболические стероиды, отметили, что у их меняется стероидный профиль: миниатюризируется концентрация естественных андрогенных стероидов, искажаются соотношения меж андрогенными и остальными стероидами. На хроматограмме, где стероиды представлены в виде соответствующей последовательности пиков различной интенсивности, это искажение профиля оказывается Спортивный допинг в вопросах и ответах на виду. Количественный обсчет соотношений не составлял труда, и Донике сделал ставку на исследование стероидного профиля спортсменов как источника дополнительной инфы, подтверждающей применение тестостерона и других сильных анаболиков. Вправду, это работало, но имелись значительные ограничения. Во-1-х, все это было применимо только для парней. Разброс и циклические колебания соотношений Спортивный допинг в вопросах и ответах гормонов в стероидном профиле дам не позволяли задать статистически достоверные границы меж нормой и отклонением от нее. А во-2-х, выработка природных мужских гормонов могла понижаться и оставаться в подавленном состоянии в итоге перетренировки, на фоне заболевания либо соревновательных стрессов и нагрузок. Другими словами изменение профиля не является Спортивный допинг в вопросах и ответах специфичной реакцией лишь на анаболики.

Но Донике упрямо находил соотношения концентраций природных стероидов, более чувствительных к воздействию анаболических стероидов, и веровал в будущее этого подхода. В конечном итоге его результаты анализа стероидного профиля проявили, что 90 процентов фаворитов и призеров Сеульской олимпиады в легкой атлетике применяли анаболические стероиды. И Донике это на публике Спортивный допинг в вопросах и ответах озвучил! Какой тогда поднялся вой! И хотя Донике был обязан взять свои слова назад, но в этой цифре, мне кажется, колебаться не приходится. Умопомрачительно еще, что не все 100% – видимо, были такие здоровые, что их профиль ничто не могло поколебать...

Невзирая на то, что стероидный профиль так и не стал Спортивный допинг в вопросах и ответах общепризнанным орудием в борьбе с допингом, но это ружье внезапно стрельнуло – и не один раз. Все любители легкой атлетики помнят Катрин Краббе, выдающуюся бегунью на недлинные дистанции, бриллиант в короне звезд бывшей ГДР. В 1991 году она просто обыграла всех на чемпионате мира в Токио, показав, кто Спортивный допинг в вопросах и ответах станет наследницей Флоренс Гриффит-Джойнер в будущем году на Олимпийских играх в Барселоне. Естественно, перед Олимпиадой у нее не один раз отбирали пробы в предварительный период. И вот три пробы со сборов в Южной Африке попадают в кельнскую лабораторию – и у всех проб оказывается совсем однообразный стероидный профиль! Донике показал, что Спортивный допинг в вопросах и ответах исходя из убеждений статистики такое совпадение совсем неописуемо, другими словами пробы кое-где подменили либо как-то там намухлевали во время сдачи проб. Короче, во всех 3-х пробах оказалась одна и та же женская моча.

Исходя из убеждений закона и сначала презумпции невиновности, этот случай ненаказуем, тем паче что пробы Спортивный допинг в вопросах и ответах отбирались в присутствии официально уполномоченного на такие деяния представителя ИААФ, потом пару недель кое-где хранились по холодильникам в гостиницах Африки, пока не попали в лабораторию в Кельн. Другими словами Краббе и оказавшейся в компании вкупе с ней Грит Бройер, тоже звезде из ГДР и рекордсменки мира посреди юниоров Спортивный допинг в вопросах и ответах в беге на 400 м, – оправдываться было не надо и фактически не в чем. Но Федерация легкой атлетики объединенной Германии в пылу разоблачений фармакологических допинговых программ бывшей ГДР восхотела свежайшей крови – и отстранила Краббе и Бройер от соревнований, поставив вопрос об их дисквалификации. Краббе подала в трибунал, и Спортивный допинг в вопросах и ответах решение федерации, поддержанное ИААФ, было отменено. Краббе продолжила подготовку к Барселоне, но здесь ей каверзно нанесли удар в спину – за два месяца до Игр у нее во внесоревновательной пробе нашли кленбутерол – очень спорный, со спортивной точки зрения, продукт, может быть, владеющий неким анаболическим эффектом, но по структуре собственной Спортивный допинг в вопросах и ответах никак к стероидом не относящийся и не входивший в то время в Перечень нелегальных препаратов. Итак вот, чтоб выпутаться из этой истории, Мед комиссия МОК с подачи ИААФ включает кленбутерол в Перечень нелегальных допинговых препаратов и на этом новообретенном основании дисквалифицирует Краббе и Бройер на четыре года! Бройер отсидела и возвратилась, а Спортивный допинг в вопросах и ответах вот кросотка Краббе судилась, занималась автогонками, открыла магазин, даже начала бегать – но возвратиться не смогла. Все происшедшее с Катрин Краббе – самая неприглядная страничка в истории антидопингового контроля.

Станозолол

Станозолол (он же стромба либо винстрол) – один из самых употребляемых и действенных анаболических стероидов. Броско, что он вначале был представлен Спортивный допинг в вопросах и ответах в 2-ух формах: инъекционной и таблетированной. Если б не последние трудности с нандролоном и его количественным определением, вот уже 2-ой год держащие в напряжении Международную федерацию легкой атлетики (ИААФ), то я бы без тени сомнения именовал станозолол анаболическим стероидом XX века.

В восьмидесятые годы станозолол был более пользующимся популярностью Спортивный допинг в вопросах и ответах продуктам у спортсменов высочайшего класса, и прогресс в почти всех видах спорта был впрямую связан с его периодическим употреблением. Этот допинговый продукт имеет, пожалуй, более увлекательную историю, разбитую на две части. 1-ая часть была совсем невидимая, теневая, а начало 2-ой ознаменовалось самым известным случаем в истории борьбы с допингом Спортивный допинг в вопросах и ответах, когда в 1988 году на Олимпийских играх в Сеуле через один день после триумфа – блестящей победы в беге на 100 м с мировым рекордом 9,79 – у Бена Джонсона была отобрана золотая медаль. "Станозолол", – произнес тогда на пресс-конференции Царевич Александр де Мерод, управляющий Мед комиссией МОК и отвечавший за антидопинговый контроль. Это Спортивный допинг в вопросах и ответах слово с того времени запомнил весь мир. И не много кто знал, какой большой прессинг со стороны спортивных функционеров и околоспортивных магнатов, не хотевших "мутить воду и омрачать праздничек", выдержал тогда царевич де Мерод...

Станозолол был синтезирован посреди 50-х годов и выпускался, например, в Австралии в виде инъекций для использования Спортивный допинг в вопросах и ответах в ветеринарной практике. В семидесятые годы германская компания "Винтрол" стала выпускать пилюли по 5 мг под заглавием Стромба и эмульсионные инъекции ("молочко") по 50 мг под заглавием Винстрол, стремительно ставшие известными в мире. В СССР на рубеже 80-х годов стромба продавалась по специальному разрешению в аптеках 4-го Управления Минздрава, обслуживавших партийно-правительственную Спортивный допинг в вопросах и ответах номенклатуру. Инъекции винстрола привозили из-за границы сумками. Числилось, что это различные препараты. Я отлично помню, когда работал в составе русской делегации на Олимпиаде в Сеуле, как все ахали и спрашивали – что это там корейцы отыскали у Джонсона, сложное такое заглавие. И удивлялись, узнав, что "наши Спортивный допинг в вопросах и ответах" винстрол и стромба и есть тот станозолол. Так что во избежание неурядицы будем использовать заглавие самого стероида – станозолол.

Структура станозолола значительно отличается от структуры 2-ух рассмотренных нами ранее анаболических стероидов, нандролона и тестостерона. Кроме дополнительной метильной группы, у станозолола еще есть одно кольцо с 2-мя атомами азота, что длительное Спортивный допинг в вопросах и ответах время затрудняло обнаружение этого продукта. Все это содействовало нимбу легенд и слухов, окружавших этот продукт. Одни мне как-то удалось прояснить, другие – так и остались загадкой...

В столичном антидопинговом центре до озари 1985 года станозолол не определялся, пока не удалось воспроизвести очень чувствительную по тем временам методику, разработанную чешским доктором Спортивный допинг в вопросах и ответах Бернджихом Хунделой, директором Пражской лаборатории, и представленную им на Столичном антидопинговом симпозиуме летом 1985 года. Осенью доктор Хундела внезапно погибает. Той же осенью 1985 года в Москве был просто обвал положительных проб на станозозол! На него был специально настроен отдельный прибор, хромато-масс-спектрометр, выделявшийся посреди других схожих устройств восхитительной чувствительностью Спортивный допинг в вопросах и ответах, "любивший стромбочку", как мы шутили. Позже уже, сравнив чувствительность нашей методики с данными ведущих западных и американских лабораторий, мы сообразили, что в то время столичная лаборатория существенно опережала и Кельнскую, и Монреальскую, выйдя на уровень 1-го нанограмма на миллилитр. Подтверждением тому была положительная проба Бена Джонсона на станозолол в 1986 году Спортивный допинг в вопросах и ответах во время первых Игр хорошей воли в Москве, за два года до Сеульской олимпиады. Тогда он по небегучей дорожке в Лужниках показал в беге на 100 м неописуемые 9,95. На допингконтроль Бен шел улыбаясь и приветствуя зрителей, будучи уверен, что ничего отыскать нереально.

Это было правильно для всех допинглабораторий мира Спортивный допинг в вопросах и ответах – не считая нашей, Столичной. В тот денек, когда Бен Джонсон бежал 9,95, я работал в лаборатории. Поздней ночкой с легкой атлетики привезли 5 закодированных, другими словами без имен, проб: две были отмечены как дамские, три – мужские. А доктор, принимавший у спортсменов пробы, повытрепывался автографом Бена. Пробу Джонсона я вычислил, как поглядел на Спортивный допинг в вопросах и ответах перечень препаратов, которые задекларировали мужчины. Две пробы были со стандартным набором фармакологии: эссенциале, карнитин, панангин, инозин – которым тогда пичкали сборную СССР, другими словами это были наши ребята. Тогда 3-я проба, без всяких пометок, должна принадлежать Бену Джонсону. И конкретно в этой пробе отлично были видны оба пика метаболитов станозолола. На Спортивный допинг в вопросах и ответах последующий денек анализ повторили – традиционный станозолол.


sposob-reshenie-s-pomoshyu-obratnoj-matrici.html
sposob-s-pomoshyu-vtoroj-proizvodnoj.html
sposob-soversheniya-krazhi.html